Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

снегирь

Человек и паравозЪ!

Отсюда: http://kerjentsev.livejournal.com/48302.html



Вообще, как эксперт по паровым двигателям объясняю тонкотуЪ! Тов Дзерджинский имеет отношение к железной дороге потому, что его именем назвали паравозт ФД. В честь товарища Сталина назвали паровоз ИС. На этом их отношения к железной дороге и ограничилосьЪ! Правда, они по ней ездилиЪ! А возглавлял ЖД при товарище Сталине Каганович, которого почему-то нетЪ!
Pig

Русня не может без говнаЪ!

В России во время съемок передачи “Право голоса” на телеканале ТВЦ, в которой обсуждалась ситуация в Украине, польский журналист Томаш Мацейчук, сотрудничающий с Кремлем, был избит якобы за оскорбление России.
Во время дискуссии Мацейчук спросил у россиян, какая в их стране минимальная заработная плата. Других гостей студии возмутил этот вопрос. Один из участников программы подошел к поляку и выкрикнул, махая листом бумаги у него перед лицом: "Ты хочешь сказать, что мы все живем в говне?". После этого гости программы накинулись на Мацейчука и требовали от ведущего выгнать его из студии. После словесной перепалки, бывший народный депутат Украины, сторонник "русского мира" Игорь Марков подошел и ударил поляка по лицу. На канале ТВЦ заявили, что в эфир передача не выйдет.

Кстате, я там слово ГОВНО от поляка не услышалЪ!




[Немного Войновича по этому поводу не помешаетЪ!]Аглая на этот раз к событию подготовилась.
Вышла, заложив большие пальцы за ремень, расправила гимнастерку и
встряхнулась так, что ордена на груди зазвенели.
- Вы, - сказала она, обращаясь к залу, - подумали, что вы делаете? Если
вы товарища Сталина не любите, то почему вы ему этого при его жизни не
говорили? Сказали бы ему в то время: "Извините, товарищ Сталин, но мы вас не
любим". И Молотова не любим, и Кагановича. Вы бы тогда так сказали, я бы
сейчас вашу позицию уважала. Но вы тогда говорили, что вы товарища Сталина
очень любите и готовы за него в огонь и в воду...
В зале стояла робкая тишина. Аглая почувствовала, что овладевает
аудиторией, и возвысила голос:
- Сталин и его соратники революцию совершили. А вы без революции, ну
кем бы вы были? Никем бы вы не были. Вас всех Сталин из грязи в князи...
Первым опомнился Нечаев и постучал крышкой графина в графин.
Встрепенулся и Поросянинов.
- Товарищ Ревкина, нам курс политграмоты не нужон. Ты говори о себе.
- Я о себе и говорю, - отбила атаку Аглая. - Я, как и вы все, выросла с
именем Сталина. Под его руководством мы провели коллективизацию,
индустриализацию...
Снова застучал в графин Нечаев, снова зашепелявил Поросянинов:
- Товарищ Ревкина, нам историю партии рассказывать не надо, мы ее
знаем.
- А если знаете, то я бы вам посоветовала вспомнить, как Сталин боролся
с оппозицией и оппортунистами. По существу, с такими, как вы...
- Товарищ Ревкина! - повысил голос Нечаев.
- Не нравится? - повернулась к нему с насмешкой Аглая. - А я думаю, вы
бы тоже товарищу Сталину не понравились. Он таких, как вы, не любил. Товарищ
Сталин любил честных, принципиальных коммунистов. Но когда речь заходила о
предателях...
- Все! Все! - закричал Нечаев. - Я вас лишаю слова. Покиньте трибуну.
Немедленно покиньте трибуну!
- Нет, - сопротивлялась она. - Я еще не все сказала. Я уверена, что вы
все, которые здесь сидите, согласны с тем, что я говорю. У вас же тоже есть
убеждения.
Она была права наполовину. У этих людей были убеждения, но сводились
они к тому, что ни в коем случае никогда не надо перечить начальству. А речь
Аглаи им не понравилась потому, что слышались в ней противопоставление и
упрек: я хорошая, принципиальная, смелая, а вы - трусы, подхалимы,
марионетки.
Не желая признать себя жалкими ничтожествами, заседавшие негодовали,
стучали ногами, выкрикивая отдельные слова вроде: "Позор!", "Долой!",
"Хватит!", "Нахальство!"
- Покайся! - кричала с места Муравьева.
Директор мясокомбината Ботвиньев снова выскочил вперед с криком:
- Дурную траву с поля вон! - и стал дергать руками, как будто дергал
траву.
Автору этих строк пришлось однажды наблюдать драму из жизни кур. Одна
несчастная хохлатка попала случайно в воду. Как ни странно, не утонула, но
так намокла, что все перья до единого у нее вылезли. Другие куры, встретив
ее в столь мизерабельном виде, набросились на несчастную, словно
прирожденные хищники. Оказалось, в этих ничтожных тварях тоже бушуют большие
страсти и живет готовность заклевать более слабого так же, как и у нас. На
обнаженную свою сестру они кидались с клекотом, подобным орлиному, клевали и
заклевали бы до смерти, если бы не вмешательство хозяина. Курицу отделили от
остальных, а через некоторое время, обросши перьями, она вновь была принята
в куриное семейство как равная.
Члены бюро долго кричали, визжали, свистели, исходили пеной и
колотились в коллективном припадке, как на собрании секты трясунов.
Секретарь Нечаев напрасно вскакивал с места, стучал в графин, кричал:
"Товарищи! Товарищи!" Но товарищи его не слышали и не слушали, хорошо
понимая, что такое непослушание будет им поставлено в плюс. Будет где-то
отмечено как идейно оправданное психопатство.
Когда же они все-таки успокоились, стали выступать отдельные ораторы.
Главный зоотехник Оберточкин, директор железобетонного комбината Сырцов,
заведующий баней Колганов и опять Муравьева. Все клеймили Ревкину, говорили,
что она заблуждается, упорствует в своих заблуждениях, проявляет признаки
самоуспокоенности, зазнайства, высокомерия, льет воду на мельницу врагов и
сама, может быть, враг. Раскол в советском обществе - это как раз то, на что
всегда рассчитывали наши противники. Ревкиной сейчас, по крайней мере,
мысленно рукоплещут международные империалисты, Пентагон, глядя на нее,
уточняет свои агрессивные планы, а ЦРУ внесло ее в списки своих добровольных
агентов и положило на ее счет тридцать сребреников.